Время работы: с 11.00 до 18.00
Выходные: понедельник, вторник
Карта проезда к музею
Мы в Facebook Мы в Twitter Мы в Vimeo Flickr Новости в RSS Мы на сайте Музеи России

Главная  →  О музее  →

История поленовского театра

История поленовского театра началась с домашней постановки детей Поленова в 1910 году. В 1913 году этот спектакль был показан для местной публики на сцене Страховской школы. Актерами и костюмерами были дети Василия Дмитриевича, а сам художник – декоратором.

Все праздники в усадьбе проводились с блеском, выдумкой, на них съезжалось много гостей даже из соседней Тарусы.

Влияние стиля жизни поленовской усадьбы сказалось на культурной жизни окрестных деревень. В 1918 году в усадьбе был создан крестьянский театр. Это не был театр для крестьян, это был театр, актерами в котором была крестьянская молодёжь. Дочери Поленова участвовали в этих постановках: их артистическая натура, любовь к искусству и театру преобразили усадебный быт. Поленов писал другу: «У нас тут среди крестьян образовалось два театральных кружка…. Между исполнителями или артистами, как мы их называем, есть очень талантливые и одухотворенные. Дочери заняты режиссерством, костюмами, гримом, но и сами участвуют, а я пишу декорации, устраиваю сцену и делаю бутафорию».

Из воспоминаний Екатерины Васильевны Сахаровой-Поленовой: «Война была кончена, не важно, на каких условиях, но её больше не было.

Солдаты растекались с фронта по домам. Конечно, в этой обстановке сводились старые счёты и не всегда правильно оценивалось положение и люди. Мои родители, заслужившие любовь и уважение всей округи, всё же не были уверены в завтрашнем дне. В эти тёмные ноябрьские ночи перед снегом мы по очереди дежурили, не спали, делали обход усадьбы: не горит ли что-нибудь?

Но деревня явилась к нам не с пожаром, а с радостной вестью мира. Однажды мы с отцом сидели в столовой у самовара. Конечно, у него была газета, я разливала чай из веточек смородины, не имея настоящего. «Отличный напиток, напоминает весну», – говорил отец, никогда ни на что не жалуясь и одобряя все наши подобные выдумки. В передней что-то зашумело, заскрипела входная дверь. Я вышла и увидала двух молодых людей, приехавших на санках. Они сказали, что приехали из Кошкина, хотят поставить спектакль и просят им помочь. Я позвала их в столовую, представила отцу и, радостно наклоняясь к его уху (он плохо слышал), громко сказала о том, что у них готовится театральная постановка, и они просят нашей помощи. Отец приветствовал их своим привычным жестом поднятия руки и сказал мне: «Отлично! Давай им всё, что нужно! Отлично, молодёжь!».

Мой отец в предреволюционные годы с энтузиазмом вёл огромное дело по народному театру. Эта его деятельность могла бы быть материалом целой книги. И здесь, в Борке, у него был склад театральных костюмов, сохранившихся от разных спектаклей, живых картин и шарад. Пьеса была бытовая, были и свои костюмы деревенские очень хорошие, пригодились и наши. Нас просили приехать на репетицию в страховскую школу. В 1910 году её построила наша мать, спланировав в виде большого зала с разборной перегородкой. Разборная сцена тоже была предусмотрена моими родителями и сконструирована столяром Большого театра. Всё это было наготове и ждало своего дня. Он пришёл.

Бытовой спектакль кошкинской молодёжи с нашим содействием вышел нарядно зрелищным. Нашлась актриса – талантливая бытовичка. Жена художника Штембера из соседней усадьбы поставила несколько народных танцев. Все были настроены радостно, как бы празднуя конец ненавистной войны. Среди участников были фронтовики. Эта нить живой связи с деревней радовала нас и особенно радовала нашего отца. Но мы не ожидали, что за этим последует целая большая романтическая страница нашей жизни.

К нам уже ползли слухи о том, что у кошкинских появились конкуренты – страховские ребята, которые поджидают их на дороге, чтобы поколотить за связь с «буржуями», то есть с нами и Штемберами, что сами они сыграют пьесу гораздо лучше кошкинских, так, в одних курточках, ни у кого не заискивая. Но, увидев спектакль, ставший художественным зрелищем, они захотели так блеснуть, чтобы затмить своих соперников. Для этого надо было костюмы! И вот снова я принимаю депутацию из трёх, как мне кажется, подростков, которые, конфузясь, скользят на паркете и не знают, с чего начать. С трудом мне удаётся выяснить, что пьеса их рукописная, роли на руках у исполнителей, а пьеса из «римской жизни» и называется «Царь Максимилиан». Всё ясно: «римская жизнь» ни при чём, никаких римских тог не надо. Это народная драма – маскарад, она может идти в любом оформлении, было бы красиво и хорошо сыграно!

Наша мать всегда любила Страхово за одарённость, построила, как я уже говорила, большую каменную школу с театральным залом, но на фоне этой одарённости был и другой элемент, тревожный, известный своим отходом от морально дозволенного.

Я пошла к отцу. Мне казалось, что отданные мною костюмы могут не вернуться. «Давай всё! – громко и решительно сказал он. - Это лучше погрома!». Мы с ребятами поднялись в склад, они озирались, как молодые волчата. «Какие же вам костюмы?» - «Побольше красного и побольше «ножичков» - нарядить покрасивее!». При виде костюмов глаза их загорелись. Они быстро начали сворачивать всё подряд. Получились громадные тяжёлые узлы. «Вы их оставьте и приезжайте завтра на лошади, как кошкинские. Куда же тащить такую тяжесть?». – «Нет, дотащим!». Им казалось, что это несбыточный сон, и вдруг да мы передумаем и не отдадим узлы!

За «ножичками» мы пошли в кабинет отца к собранию старинного оружия, вывезенного им с турецкой войны 1876–1878 годов. Радость была велика, но и тяжесть ещё намного увеличилась. Однако они ничего не оставили и всё захватили с собой в Страхово. Не знаю, что там было, вероятно – восторг и большой подъём творчества.

На следующий день я принимала организатора спектакля Антона Егоровича Боброва. Он горячо благодарил за костюмы и просил нас приехать на генеральную репетицию за день до спектакля.

Оформление сцены: занавес, кулисы, софиты и красивая драпировка вместо декорации: всё уже было на местах, на лошади увезённое кошкинскими для их спектакля.

Мы поехали втроём: я и две младшие сестры Ольга и Наташа. <…> На сцене Царь Максимилиан, спиной к публике стоят два пажа и рапортуют. Действие развёртывается быстро, лубочно и ярко. Приглядываясь, я узнаю с большой выдумкой и талантом прилаженные фрагменты наших костюмов. К ним творческое дополнение золотых шлемов с конскими хвостами и других, блестяще выдуманных деталей. Все, конечно, до зубов вооружены старинным оружием моего отца. Зрелище спектакля поразительно своей дикой красотой, но и актёры – большие таланты. «Царь Максимилиан» решил нашу судьбу: с деревней завязана не внешняя, а глубокая внутренняя связь».

Не останавливали никакие трудности: артистическая натура Поленовых, их любовь к театру преобразили не только усадебный быт, но и жизнь окрестных деревень. На обоих берегах Оки царили необычайный подъём и расцвет самодеятельных театров. Подтверждение тому – книга выдачи театральных костюмов и реквизита в аренду. Ставили пьесы Островского, Мольера, «Бориса Годунова» Пушкина. Под Новый, 1919 год, спектакль «Борис Годунов» был сыгран и в Тарусе силами драматического кружка. Роль царя Бориса исполнял Николай Алексеевич Сахаров, впоследствии - художник и профессор Московского архитектурного института. Роль царевича Фёдора – тогда совсем юный Игорь Доронин, ставший впоследствии профессиональным актером, заслуженным деятелем искусств. Роль Пимена исполнял Николай Иванович Боголюбов (1899 – 1980), в будущем – актер, народный артист РСФСР.

Средняя сестра – Ольга Васильевна – оказалась незаменимой в роли талантливого, вдохновенного режиссера. Екатерина Васильевна руководила работой: на её ответственности были постановка и декорации. Наталья Васильевна - младшая была актрисой.

Как писала Е. В. Сахарова в своих воспоминаниях, «работа со взрослыми в Страхове и в Тарусе проходила в ярких вспышках, основанных исключительно на даровитости и подъёме «артистов». Не имея никакого фундамента, работа и в Страхове и в Тарусе быстро пошла на снижение и оборвалась.

Гораздо планомернее шло дело с подростками Страхова. Они росли, воспитывались и развивались театром. Работа с неугасающим интересом продолжалась много лет. Подросшие дети организовались в правильный театральный кружок».

Ставили «Чёрный тюрбан» по пьесе С. И. Мамонтова, Н. В. – младшая написала пьесу – сказку «Жар-птица» специально для постановки с крестьянскими ребятами. В репертуаре была сказка «Царевич Незнайко», «Сказка о мёртвой царевне» Пушкина, «Сказка о Пёрышке Финиста Ясна Сокола». «Настроение было радостное. Впереди мерещилась планомерная работа с детьми. Мы мечтали, что вырастет на фоне одаренного и буйного Страхова какое-то большое дело. Может быть, в будущем та народная академия всех искусств среди природы, о которой как о высшем достижении культуры всю жизнь мечтал наш отец», – вспоминала Е. В. Сахарова.

С тех пор и существует многоликий поленовский театр…

  • В 1950-е годы Наталья Васильевна Поленова-младшая начинает делать кукол, и театр приобретает новый образ. Она организовала театральный кружок и кукольный театр, главными зрителями которого была детвора из окрестных сел и деревень. В репертуаре кукольного театра – сказка «Сынко Филиппко»: эти куклы сделаны по иллюстрациям Елены Поленовой к народной сказке; «Сказка о попе и его работнике Балде» и «Сказка о мёртвой царевне» А. С. Пушкина, «Огневушка - Поскакушка» по сказке П. Бажова.
  • Детский театр, который мы сейчас называем «Театром Новогодней Елки». Актеры этого театра – дети из соседней деревни Страхово, хозяйка костюмерной – Юлия Яковлева, декораторы – сотрудники музея, а режиссёр - научный сотрудник музея Раиса Викторовна Герасимова, сама бывшая актриса музейного театра. Ну а художественным бессменным руководителем вот уже больше сорока лет остаётся Наталья Николаевна Поленова - Грамолина, заместитель директора музея по научной работе. Каждый новый год в доме над Окой начинается каминным вечером. Как было заведено много лет назад, в Библиотеке ставят большую новогоднюю елку, в дом приходит очень много детворы, раздается музыка, – и начинается самое главное – спектакль, сказка.
  • Премьеры театра – балагана «Курица и Петух», которым руководит Елена Анатольевна Поленова, внучка художника, дочь Натальи Васильевны Поленовой-младшей, проходят в Аббатстве. Художник, создавая мастерскую, задумывал ее и как художественную и декорационную, и костюмерную, и как склад театрального реквизита, и как театрально-прокатный пункт, и главное – как зрительный зал со сценой, где могли бы проходить спектакли. Этот замысел осуществился. И Елена Анатольевна говорит о том, что для неё Аббатство всегда было связано именно с театром. Каждое лето в Аббатстве – театральная премьера. Актеры – и дети, и взрослые: театр – явление объединяющее.
  • «Театр на лужайке» - ещё одно воплощение поленовской традиции: летние премьеры на открытом воздухе, рядом с большим домом. В актёрах – гости и друзья музея. Возраст – не важен, главное – желание ИГРАТЬ. Режиссёр – многолетний друг музея Николай Дмитриевич Шмелёв.

Тел./факс: 8 (48734) 3-38-38
Время работы: с 11.00 до 18.00
Выходные: понедельник, вторник
Как доехать до музея из Москвы и Тулы

Противодействие коррупции

Создание сайта — Атолл Дизайн

Наверх